В этом конфликте не две стороны. Помимо государства, пытающегося восстановить контроль над своими активами, и Коломойского, преследующего свои интересы, немного в стороне стоят другие олигархи, которые ждут своего часа, а возможно и активно приближают его.

Война олигархов» — так успели окрестить нынешние события в Киеве и Днепропетровске. Ее первый большой итог: Коломойский подал в отставку с поста губернатора Днепропетровской области. Но все понимают: это не конец

А началось все вроде бы с того, что Рада приняла 19 марта изменения к закону «Об акционерных обществах». Смысл его в том, что государство может назначить управляющего в компании, где в собственности самого государства больше 50% акций. Раньше оно тоже могло назначить управляющего — но лишь в теории. На практике требовалось собрание акционеров. Присосавшиеся к госкомпаниям олигархи с пакетом акций меньше 50%, своих представителей на собрания не присылали. Нет кворума — нельзя принять решение о смене руководства. Именно такая ситуация в «Укрнафте» — крупной, высокодоходной госкомпании, которая торгует нефтью, бензином. А денег в бюджет почти не платит — ни в виде налогов, ни в виде дивидендов. У И. Коломойского там «свой» директор. Поэтому закон №2273, который приняла Рада, еще окрестили «Законом об «Укрнафте».

«За прошлый год «Укрнафта» должна заплатить в бюджет 2 млрд грн дивидендов, — рассказывает Олег Ляшко, народный депутат, лидер Радикальной партии. — Кроме того, теперь государство будет иметь возможность распоряжаться 51% акций в компании, которая принадлежит государству. Потому как де—юре, 51% принадлежит государству, а де—факто, олигарх Коломойский руководит государственным предприятием».

Принятый закон затронул опосредованно и другие компании. Например, «Укртранснафту» — а там аналогичная ситуация: предприятие государственное, а директор посажен Коломойским. Решили сменить директора Александра Лазорко — защищать его Коломойский явился лично! Еще и журналистов обматерил у входа. Сказал, что борется против рейдерского захвата и «русских диверсантов». Это стало видимым стартом «боевых действий».

Правда, сразу же последовала и попытка договориться. «Был долгий разговор у президента с Коломойским, присутствовали премьер, еще какие—то люди. Что именно обсуждали, никто толком не знает. Но говорили спокойно, не кричали… Вроде бы пришли к согласию. На  Коломойского давили американцы. США очень боятся, что стабильность будет нарушена, — рассказывает источник «АиФ» в Кабмине на условиях анонимности.

Но «мировая» тут же была нарушена — и через пару дней Коломойский заявил, что «Укрнафту» хотят захватить рейдеры. И заказчика рейдерской атаки назвал: Игорь Еремеев, глава депутатской группы «Воля народа», владелец сети заправок WOG. Ответная реакция оказалась предельно жесткой. Уже на следующий день последовали громкие заявления Валентина Наливайченко, председателя СБУ. Он обвинил окружение И. Коломойского в похищении человека, убийстве офицера своей спецслужбы и ряде других, менее громких преступлений. А на угрозы превращения Днепропетровской области в еще одну «народную республику», по аналогии с Донбассом, ответил: «Не приедут сепаратисты, не помогут вам — я обращаюсь к тем, кто в Днепропетровске еще сомневается, что их время преступной деятельности прошло».

Наш источник дополняет: «Позиция США определила то, что Коломойский подал в отставку. Сопротивляться он не стал». Новый и.о. губернатора Днепропетровской области В. Резниченко долгое время работал в УМХ вместе с Борисом Ложкиным, нынешним главой администрации президента. «Назначение Резниченко — адекватное и правильное, на мой взгляд, решение в этой ситуации — ведь он равноудален от конфликтующих групп», — считает Андрей Золотарев, политолог, руководитель центра «Третий сектор».

Несмотря на отставку Коломойского, ощущения, ято все закончилось, ни у кого нет. Соратники экс-губернатора в парламенте днем раньше вышли из фракции Блока Петра Порошенко. В Днепропетровске начали подготовку к Народному вече. Примерно с таких «вече» начинались народные республики на Донбассе. Никто из команды Коломойского вслух не говорил, Что устроит у себя дома второй Донбасс, если президент не пойдет на уступки. Тем не менее, аналогия ясна.

Глубина конфликта

Аналогию сразу заметил и Александр Захарченко, премьер так называемой «ДНР». «Коломойский де-факто хозяин этой территории. Это реальная власть, и Киеву с ним приходится договариваться», — заявил он по поводу возможной автономии Днепропетровской области. Но в Днепропетровской ОГА ни о каком сепаратизме — ни слова. Хотя слова предельно жесткие.

«Мы не собираемся отделяться от Украины, мы украинцы. Наша основная собственность — наши дома. Мы готовы отдать все свои активы ради сохранения страны, — заявляетГеннадий Корбан, замгубернатора Днепропетровской области. —  Но мы хотим одного — выполнения обещаний. Мы хотим видеть процесс децентрализаци. В Киеве, который нам обещал экономическую и финансовую децентрализацию, и много чего обещал, никто ничего не сделал. Сегодня в Киеве сидят воры. И пора этим ворам уйти». 

Децентрализация действительно была обещана регионам в самом начале президентской карьеры Порошенко. Этого процесса также ждет международное сообщество. Но вопрос решили не поднимать до окончания военных действий. Подобные реформы для страны могут быть опасны. Обвинять президента в обмане — значит, идти на серьезную эскалацию. И все из—за доли в нефтяной компании? Как странно это ни звучит, эксперты не исключают подобного. 

«Укртранснафта» — это контроль над добычей и переработкой, а «Укрнафта» — это добыча нефти. Плюс единственный работающий в Украине Кременчугский нефтеперерабатывающий завод — также под контролем группы «Приват», — объясняет Владимир Омельченко, директор энергетических программ «Центра Разумкова». — Таким образом, группа «Приват» создала структуру, где есть и добыча, и транспортировка—переработка нефти, и продажа топлива через сеть заправок. Это — частная монополия в нефтяном секторе, со всеми вытекающими отсюда последствиями».

В общем, группа «Приват» защищает свою монополию. Или все—таки конфликт глубже?

Война или пиар

«Если говорить о Коломойском, то я был одним из тех, кто предложил идею назначения олигархов на губернаторские должности, — рассказал Юрий Луценко, народный депутат, глава фракции «Блок Петра Порошенко». — Тогда, в критический момент начала войны на востоке, все миллиардеры отказались. Стал губернатором один Коломойский. Он и его команда реально много сделали для сохранения единой Украины — это требовало круглосуточного тяжелого труда Коломойского и его заместителей. За все это искренняя благодарность. Но очень жаль, что рядом с этим появился другой Коломойский, который стремится любой ценой оставить под личным контролем государственные предприятия. Никто не собирается уничтожать частный бизнес Коломойского. Но ему, как и всем другим олигархам, придется осознать необходимость трансформации в крупных предпринимателей, которые играют по общим правилам. Правительство добьется, чтобы дивиденды выплатила не только «Укрнафта», но и все остальные владельцы облгазов, облэнерго, и промышленных гигантов типа «Турбоатом».

Слова правильные, но возникают вопросы. Например, одно дело — борьба с влиянием олигархов в целом. Это конечно хорошо. Другое дело, война с отдельно взятым И. Коломойским. Это больше напоминает войну кланов, схватку за максимальное влияние в стране. И поскольку не трогают ни Ахметова, ни Пинчука, ни Фирташа, то просматривается как раз второй вариант. И еще вопрос, почему ради этой олигархической войны выбрали такой неподходящий момент? Дело даже не в экономике, а в том, что «народные республики» в Днепропетровске или Одессе, где губернатором по—прежнему остается Игорь Палица, «человек Коломойского», могут начать расти, как грибы после дождя, стоит лишь почувствовать слабинку региональной власти? 

«В этом конфликте не две стороны. Помимо государства, пытающегося восстановить контроль над своими активами, и Коломойского, преследующего свои интересы, немного в стороне стоят другие олигархи, которые ждут своего часа, а возможно и активно приближают его, — считает Миселюк. — Потому что, пользуясь слабостью государства, можно уютно усесться на место Коломойского».

Тут же напрашивается вопрос и о самом президенте. Он ведь тоже олигарх в какой—то мере: владелец огромных активов. Шоколадный бизнес, ставший притчей во языцех, продолжает процветать в России, там его не трогают. И расправляясь с другим олигархом, он выглядит не как президент, стоящий над схваткой, а как один из участников сражения. А это уровень ниже, личная заинтересованность.

Парадокс в том, что президент на самом деле может руководствоваться исключительно государственными соображениями. Но впечатление — у многих — именно такое. Фактически страна разделилась на два лагеря. Один — это те, для кого Коломойский — защитник восточных рубежей, в свое время сжегший для себя все пути к отступлению. Теперь он подал в отставку — и рубежи открыты. Второй — это те, кто считает экс—губернатора вором, а войну — его персональным бизнесом. Подобный раскол, сам по себе, не на руку Украине: ведь драка разгорается перед лицом внешней опасности. «Украинцы как—то рано, по—моему, взялись за разборки между собой», — недоумевает Марат Гельман, российский политтехнолог и галерист. 

Что дальше

Это уже не первая олигархическая война с участием «днепропетровских». 10 лет назад была война между Лазаренко и Кучмой (и группы олигархов при нем). Тогда Киев выиграл, правда, балансируя на грани. Лазаренко заручился поддержкой силовых структур, кроме Генпрокуратуры. А президенту пришлось искать поддержки на Западе. И он ее нашел — в Швейцарии против днепропетровского губернатора возбудили уголовное дело. Итог: Лазаренко до сих пор в тюрьме, на родине о нем почти забыли. В нынешнем противостоянии перевес тоже очевидно на стороне Киева. Столица априори выигрывает у провинции. Правда, у группы «Приват» — свои аргументы. И отставка губернатора, подписанная президентом, решающей роли не играет. 

«Уже отозвали охранные фирмы Коломойского из Одессы, они поддерживали общественный порядок во взрывоопасном регионе, — говорит Миселюк. — Есть и много других рычагов. Например, они еще не «включили» «ПриватБанк». На мой взгляд, нужно действовать спокойно и договариваться. Как при этом решить с «Укрнафтой» — тот еще вопрос».

Впрочем, это не единственное мнение. Может оказаться, что отставка Днепропетровского губернатора и его уголовное преследование — решение, выгодное партии олигархов.  Это следует из заявления Бориса Филатова, председателя комиссии ВР по приватизации (и соратника Коломойского). Он считает: война олигархов на самом деле началась с того, что днепропетровский губернатор явился на заседание этой комиссии за пару недель до «закона об «Укрнафте». Коломойский тогда заявил, что готов дать показания о незаконной приватизации целого ряда объектов в Украине, в том числе своих. Но не только своих — а еще Пинчука, Ахметова и других украинских миллиардеров. Если версия верна, то, получается, днепропетровский губернатор решил начать войну именно с олигархами, а не с государством Украина. Аналогия с Лазаренко здесь оборачивается новой стороной — он ведь тоже хотел остаться единственным в своем роде, суперолигархом. Настроил всех против себя — и проиграл.

Опубликовано: газета "Аргументы и факты",  http://www.aif.ua/politic/ukraine/1476037

 

Другие